Архив сайта

Марк Кэвендиш: «Меня раздражает, когда кто-то считает велоспорт синонимом допинга»

Многие болельщики со стажем наверняка помнят как в середине 90-х «взлетал» в подъемы на Большой Петле Бьярне Риис. Пожалуй, нет смысла рассуждать о том, что стояло за многими победами тех лет в велоспорте - есть вещи, которые вряд ли когда-нибудь станут предметом широкой огласки. Однако, время идет - и велоспорт меняется. По крайней мере, сегодня можно говорить о том, что ситуация с применением запрещенных препаратов отличается от той, что была еще 5-6 лет назад. Марк Кэвендиш, который на этой неделе был гостем специальной программы Sky Sport News «Король Спринта», считает, что нынешний велоспорт практически свободен от допинга:
«В моих глазах велоспорт - самый «чистый» из всех видов спорта. В последние три года я проходил свыше 60 допинг-контролей за один сезон. В сезонах 2009-10 меня проверяли чаще, чем любого другого спортсмена в мире. Вы не можете утверждать, что в других видах спорта никто не обманывает - так же, как вы не можете сказать, что никто не занимается обманом в других областях нашей жизни. Везде, где делаются деньги, люди пытаются кого-нибудь обмануть.
Люди говорят - о, смотрите, опять положительная допинг-проба в велоспорте. Что ж, это просто потому, что у нас предпринимаются меры для поимки тех, кто пытается нарушить правила. Когда кого-то ловят, они делают это не для того, чтобы позаботиться об имидже спорта, они заботятся о том, чтобы сделать спорт чище и честнее.
Может быть, я наивен, но я не считаю, что велоспорт погряз в допинге. Я гоняюсь вместе с этими парнями каждый день, и с тех пор, как я стал профессионалом в 2005 году, разницу между теми временами и сегодняшним днем нельзя не заметить. Теперь больше нет людей, которые демонстрирует сверхчеловеческие возможности, типа Рикко. На финиши этапов гонщики приезжают большими группами, и каждый едет на своих собственных ресурсах. После финиша никто не выглядит монстром, не знающим усталости.
Это такой тяжелый вид спорта. И это так разочаровывает, когда слышишь разговоры о допинге, потому что мы действительно вкалываем. За год я накатываю 50000 километров. И на долю непосредственно гонок приходится менее половины этого километража. Когда я полностью отдаюсь этой работе, и кто-то говорит – «велоспорт - это просто допинг» - нет уж, позвольте. Это выводит меня из себя, это реально раздражает».
  Многие болельщики со стажем наверняка помнят как в середине 90-х «взлетал» в подъемы на Большой Петле Бьярне Риис. Пожалуй, нет смысла рассуждать о том, что стояло за многими победами тех лет в велоспорте - есть вещи, которые вряд ли когда-нибудь станут предметом широкой огласки. Однако, время идет - и велоспорт меняется. По крайней мере, сегодня можно говорить о том, что ситуация с применением запрещенных препаратов отличается от той, что была еще 5-6 лет назад. Марк Кэвендиш, который на этой неделе был гостем специальной программы Sky Sport News «Король Спринта», считает, что нынешний велоспорт практически свободен от допинга:
  «В моих глазах велоспорт - самый «чистый» из всех видов спорта. В последние три года я проходил свыше 60 допинг-контролей за один сезон. В сезонах 2009-10 меня проверяли чаще, чем любого другого спортсмена в мире. Вы не можете утверждать, что в других видах спорта никто не обманывает - так же, как вы не можете сказать, что никто не занимается обманом в других областях нашей жизни. Везде, где делаются деньги, люди пытаются кого-нибудь обмануть.
  Люди говорят - о, смотрите, опять положительная допинг-проба в велоспорте. Что ж, это просто потому, что у нас предпринимаются меры для поимки тех, кто пытается нарушить правила. Когда кого-то ловят, они делают это не для того, чтобы позаботиться об имидже спорта, они заботятся о том, чтобы сделать спорт чище и честнее.
  Может быть, я наивен, но я не считаю, что велоспорт погряз в допинге. Я гоняюсь вместе с этими парнями каждый день, и с тех пор, как я стал профессионалом в 2005 году, разницу между теми временами и сегодняшним днем нельзя не заметить. Теперь больше нет людей, которые демонстрирует сверхчеловеческие возможности, типа Рикко. На финиши этапов гонщики приезжают большими группами, и каждый едет на своих собственных ресурсах. После финиша никто не выглядит монстром, не знающим усталости.
  Это такой тяжелый вид спорта. И это так разочаровывает, когда слышишь разговоры о допинге, потому что мы действительно вкалываем. За год я накатываю 50000 километров. И на долю непосредственно гонок приходится менее половины этого километража. Когда я полностью отдаюсь этой работе, и кто-то говорит – «велоспорт - это просто допинг» - нет уж, позвольте. Это выводит меня из себя, это реально раздражает».
Поделиться:

Комментарии: