Архив сайта

Игорь Макаров: пока наши гонщики не выиграют на Олимпийских играх все золотые медали, полностью удовлетворен не буду

Накануне выборов Президента ФВСР один из кандидатов на этот пост председатель Совета директоров нефтегазовой компании «Итера», член Попечительского совета ФВСР, член Наблюдательного совета российской команды Про-тура «Катюша» Игорь Макаров (на фото) популярно объяснил главному редактору Агентства спортивной информации «Весь спорт» Андрею Митькову, почему он захотел стать президентом ФВСР и что собирается делать в случае своего избрания - разбавив таблицы и графики своей программы эмоциями.

- Игорь Викторович, ваша компания пришла в российский велоспорт 10 лет назад - в 2000 году, когда президентом ФВСР был избран топ-менеджер «Итеры» Александр Гусятников...

- (Перебивая). Александр Михайлович никогда не был топ-менеджером «Итеры». Он работал в одной из дочерних компаний «Итеры», которая занималась производством пластиковой посуды, ушел оттуда, а уже после этого решил баллотироваться в президенты ФВСР. Но вы правы, мы действительно давали определенные гарантии на случай избрания Александра Гусятникова президентом ФВСР. И, став генеральным спонсором федерации, на протяжении почти десяти лет, по 2009 год включительно, ежегодно выплачивали по одному миллиону, по 500 тыс. долларов.

- С 2000 года вы поддерживали российский велоспорт через федерацию. Два года назад выступили инициатором создания и одним из финансистов российской команды Про-тура «Катюша», которая позиционируется как «глобальный проект развития велоспорта в России». Не понимаю, зачем вам нужно возглавлять федерацию?

- С одной стороны, я пошел на это неохотно. С другой стороны, решение принял твердое. Попробую объяснить, как все развивалось... Я занимаюсь бизнесом. Непростым бизнесом - энергетическим. 18 лет назад организовал «Итеру», которая сейчас работает более чем в 20 странах мира. И когда бизнес был уже налажен, я посчитал своим долгом поддержать вид спорта, которым занимался профессионально, отдал лучшие годы жизни. Вы правы, сначала «Итера» российский велоспорт финансировала через федерацию, сейчас финансирует через «Катюшу», которая была создана по договоренности с высшими руководителями страны. И с каждым годом все больше становилось людей, которые интересовались средствами, выделяемыми «Итерой»; все больше появлялось советчиков, выступавших на каждом углу, что мы даем деньги не туда, не тому и, конечно же, не столько, сколько нужно (улыбается).

После того, как Александр Гусятников отработал президентом ФВСР два четырехлетних срока, я выступил с предложением выдвинуть кандидатом в президенты федерации Олега Сиенко. Его избрали, но вскоре пришло назначение генеральным директором на гигантский завод. Видимо, именно это помешало реализовать наши планы, похоже, именно из-за этого не сработали наши договоренности. И в этот момент некой неопределенности, которая наступила в российском велоспорте, я отчетливо увидел, что мой родной вид спорта раздирают на части не просто лебедь, рак и щука, а супер-лебедь, супер-рак и супер-щука (смеется). Признаюсь, за поведение некоторых уважаемых мной людей, которые в советские годы добились действительно выдающихся достижений, мне стало - стыдно. И после недолгих размышлений, посоветовавшись с товарищами и друзьями, я принял решение выдвинуть свою кандидатуру кандидатом в президенты ФВСР, чтобы на некоторое время возглавить все это дело - и элементарно навести порядок.

- А зачем вам, человеку успешному и небедному, имеющему яркий и резонансный проект в профессиональном велоспорте, взваливать ответственность за весь вид, умножив число советчиков и интересующихся вложенными деньгами? Не проще плюнуть, отвернуться, отойти?

- Плюнуть? Это я могу (смеется). Только станет ли от этого хорошо и полезно велоспорту?! Наверное, я что-то не так говорю, укорачиваю и перепрыгиваю, если вы не поняли, насколько для меня важно, чтобы велоспорт в России стал популярным и успешным видом спорта. Советуют, критикуют, интересуются, кому и сколько денег я дал на велоспорт? Да ради бога! Главное, чтобы при этом сами что-то делали! Так ведь этого нет. Советуют, критикуют, интересуются - а сами не работают, усугубляя развал велоспорта. За всей этой говорильней происходят или не происходят события, которые губят наш велоспорт. Неужели не видно, что мы опустились на самое дно?! В советские годы мы выигрывали, потому что была - система. Сейчас она развалена полностью. Все говорят, стучат себя в грудь, но ни у кого нет программы действий - ни антикризисных, ни перспективных. Я принял решение идти на федерацию, чтобы, во-первых, навести порядок, во-вторых, выстроить и запустить систему, в-третьих, реализовать конкретные программы поддержки и развития.

- Насколько хорошо вы знакомы с современным состоянием российского велоспорта?

- Поверьте, не понаслышке. Не из окна технички «Катюши», которая несколько недель удерживала первое место в мировом рейтинге команд. И не из статистических отчетов о провальных выступлениях на чемпионатах мира. В Туле, где расположен старейший в России велотрек, у нас есть замечательные тренеры - супруги Виктор Дроздов и Татьяна Макарова. В прошлом году их ученик Николай Журкин стал в Москве чемпионом мира среди юниоров в гите на 1 км с места. Так они, чтобы найти деньги на организацию сборов своим ребятам - сами вяжут и продают велосипедные носки. Лично мне за это - стыдно. Хотя, казалось бы, причем здесь я...

- У вас есть представление, какой должна быть система в российском велоспорте, какая программа развития принесет пользу нашему велоспорту?

- С одним представлением я бы на выборы не пошел (улыбается). Сразу, как только было принято решение выдвинуться кандидатом в президенты ФВСР, мы создали рабочую группу по подготовке долгосрочной «Программы развития велосипедного спорта в России до 2020 года», в которую вошли бывшие и действующие спортсмены, тренеры, ученые, управленцы, люди из бизнеса. Конкретные имена? Разрешите пока не называть. Мы регулярно встречались, обсуждали насущные проблемы, пути их решения, а затем сотрудники ВНИИФК (Всероссийского научно-исследовательского института физической культуры) оформили все в программу. Отдали ее на отзыв в министерство спорта, разослали по регионам - чтобы получить какие-то замечания и дополнения, на отчетно-выборный Конгресс приготовили в виде презентации, флэш-версии. Бизнес научил меня не браться за дело, которое носит разовый характер. Лучше не тратить силы и энергию - все равно оно умрет. Я верю в систему - ежедневную работу, которая идет по разработанной и согласованной программе. Так вот, программа, по которой мы будем работать в случае моего избрания президентом ФВСР, уже есть. Конечно, мы ее еще будем дорабатывать, доделывать, утверждать в министерстве спорта и Олимпийском комитете России, но дорога, которой мы собираемся идти - уже известна.

- Игорь Викторович, что самое важное в вашей программе? За решение каких проблем, вопросов нужно браться в первую очередь?

- В нашем велоспорте какое направление сейчас ни возьми - везде нужно, засучив рукава, срочно браться за работу, разгребать завалы. Но сначала хочу сказать другое: у нас - у меня и моих единомышленников - есть опыт успешного решения глобальных задач в велосипедном спорте. Это - «Катюша», которую уже сейчас, на второй год существования, можно считать реализованным проектом. С технической точки зрения наша команда - лучшая в мире. Именно у наших ребят лучшая техника, лучшие массажисты и механики, лучшие логистика и система обеспечения. А знаете, почему мы приняли решение создать команду Про-тура, вложив в нее миллионы долларов? Года три или четыре назад, собрав сборную России на чемпионат мира из гонщиков, выступающих за ведущие профессиональные команды, начали ставить им амбициозные задачи. А в ответ услышали - не в прямую, конечно, но мы друг друга поняли: мы, наверное, не сможем этого сделать, потому что получаем деньги в Дании (Голландии, Бельгии...), и там нам говорят совсем другое. Маразм, правда? Но в этом откровении была соль жизни! После этого создали «Катюшу», команду высшего профессионального дивизиона. Сейчас нашим молодым талантливым ребятам есть, куда стремиться, есть, зачем расти. А опытные спортсмены получили возможность тренироваться, скатываться перед Олимпийскими игами и чемпионатами мира. А в системе «Катюши», тем временем, появились еще две команды - континентальная и юниорская. Но это только начало. Нам нужно создавать женскую команду, команды по маунтинбайку и ВМХ. Нужно с нуля и даже из минуса поднимать трек, в котором разыгрывается больше всего олимпийских комплектов наград. И из таких кубиков - составить систему спорта высших достижений.

При этом спорт высших достижений - это только видимая всеми верхушка айсберга. Федерация существует, не имея структуры управления, конкретных ответственных за конкретные направления - и поэтому существует, а не работает. Несовершенен Устав ФВСР, некоторые пункты просто смешные. Почти полностью отсутствует нормативная, правовая база для развития велоспорта, для занятий видом спорта. Потеряна тренерская школа - методики, система подготовки и повышения квалификации. Детские спортивные школы влачат жалкое существование. Тренеры - что в региональных ДЮСШ, что в сборных командах - получают копейки. Олимпийских центров подготовки нет. Представительство в руководящих Международном союзе велосипедистов отсутствует. Календарь внутренних соревнований непонятен и вообще хаотичен. Материально-техническая база не обновлялась с прошлого века. Работа с федеральными и региональными органами власти не ведется. Это все нужно решать. И мы уже решаем. Председатель правительства РФ Владимир Путин поручил нам провести в Сочи гонку Про-тура. А с заместителем председателя правительства РФ Дмитрием Козаком, курирующим подготовку к Олимпийским играм-2014, обсуждаем строительство в Сочи велотрека. Все это значит, что там нужно создавать олимпийский центр, добирать, так сказать, другие условия. Провели в 2008 году международную многодневку «Тур Сочи». На 2009 год уже купили лицензию Про-тура, а провести не смогли - нет дорог. И так у нас во всем...

Я считаю себя человеком системным. И в российском велоспорте хочу выстроить систему, работающую систему. Структурой, организующей работу в нашем виде спорта, является ФВСР. И работать в федерации должен высококлассный менеджерский состав. Моя задача - все организовать, создать условия, чтобы работа пошла. В «Катюше» это получается. Теперь хочу сделать это на уровне федерации, в России.

- Как вы, кстати, собираетесь управлять ФВСР в случае избрания президентом? Всем будете «рулить» сами - из кабинета в федерации или штаб-квартире «Итеры»? Или назначите какого-нибудь исполнительного директора с широкими полномочиями?

- В свое время Рэм Иванович Вяхирев (бывший многолетний глава «Газпрома» - Прим. Агентство «Весь спорт») научил меня: когда ты создаешь что-то новое, большое и важное - управлять должен сам. Я всегда поступаю так в «Итере», с участием которой введены в строй восемь месторождений, сданы тысячи километров газопроводов, реализованы другие проекты. На начальном этапе сам провожу ежедневные планерки, постоянно лично контролирую все процессы. А по мере того, как вижу, что механизм начинает работать, планерки провожу уже раз в неделю, потихоньку отдаю полномочия. Такой подход себя оправдывает. Имея такой опыт, естественно, планирую его применять и в федерации. Такого, что меня изберут президентом, а я по доверенности отдам свои права и обязанности другому человеку - конечно же, не будет. На начальном этапе, выстраивая систему и запуская программу, я буду заниматься вопросами развития ФВСР и российского велоспорта столько времени, сколько потребуется. Заявляю об этом ответственно, с пониманием того, что это наложит отпечаток и на мою работу с компанией, и на мою частную жизнь. А по мере того, как отдельные звенья будут подключаться - стану передавать их ответственным специалистам. Возрождение нашего велоспорта наверняка будет носить затяжной, возможно, даже долгий характер - все-таки, объем работы предстоит большой. Я готов к жесткому графику.

- Как вы расцениваете выдвижение кандидатами в президенты ФВСР первого вице-президента ФВСР Юрия Кучерявого и двукратного олимпийского чемпиона Вячеслава Екимова?

- Они воспользовались правом, которое у них было.

- А вас не смутило, например, что кандидатура Екимова была выдвинута уже после того, как истек крайний срок подачи заявок, определенный ФВСР?

- С этими выборами много всего странного происходит... Если внимательно изучить Устав ФВСР и сравнить с реально происходящими событиями, можно увидеть, что многое было сделано незаконно. Но я не хочу сейчас это ворошить, разгребать... 16 июня на внеочередном отчетно-выборном Конгресс ФВСР будет выбран новый президент ФВСР. Если делегаты выберут меня - поблагодарю и возьмусь за работу. Если меня не выберут - что ж, это тоже будет выбор делегатов.

- А вы допускаете, что другие кандидаты в президенты ФВСР, в то время, как вы разрабатывали долгосрочную «Программу развития велосипедного спорта в России до 2020 года», проводили с этими самыми делегатами так называемую «работу»?

- Может быть. Не знаю. Честно - об этом ни разу даже не задумался. Если мне дадут возможность, я выступлю на Конгрессе с краткой речью, расскажу, что я хочу сделать. Не думаю, что потребуется больше 10-15 минут - учитывая, что я ознакомил широкую велосипедную общественность с краткой версией своей программы. А потом, повторю, делегаты сделают свой выбор.

- Предположим, вас выбрали президентом федерации. Что должно случиться - сколько золотых олимпийских медалей должно быть выиграно, сколько велотреков и велотрасс должно быть построено, чтобы вы сели в это кожаное кресло, закурили сигару...

- (Перебивает) Я не курю.

- Хорошо... Сели в это свое кожаное кресло, сделали глоток эспрессо, и сказали себе: «Я горжусь, мы здорово поработали»?

- Я очень спокойно отношусь к деньгам, к славе, другим таким вещам. При этом я - максималист. Мне так легче жить. Поэтому, пока наши гонщики не выиграют на Олимпийских играх все золотые медали, полностью удовлетворен я не буду. Но даже чтобы выиграть одно олимпийское золото, предстоит серьезно поработать по всем направлениям, о которых мы говорили.

Источник - allsportinfo.ru

Фото – enc.ex.ru

16.06.2010

Поделиться:

Комментарии: