Архив сайта

Александр Порсев: «Я вижу себя там, где есть позиционная борьба и, чтобы выехать вперед, необходимо потолкаться»

Дебютант профессиональной команды «Катюша» 24-летний спринтер АЛЕКСАНДР ПОРСЕВ из из удмуртского поселка Новый, дважды участвовавший в составе взрослой российской сборной в чемпионатах мира, заявил, что его главная цель в наступающем сезоне - показать команде, что взяли его в «Катюшу» не зря и он ее достоин.

Вы осознали, что с переходом в профессиональную «Катюшу» и с участием в чемпионате мира в Австралии начался новый этап в вашей теперь уже взрослой жизни?
- Но я и в прошлом году участвовал в чемпионате мира. Правда, узнал о том, что на него еду, дней, наверное, за пять до старта. Понятно, что специально к нему не готовился. И оттого возникло чувство, что меня, скажем так, засунули в команду из-за банальной нехватки гонщиков. В прошлом году я до финиша не доехал. Не доехал, правда, и в нынешнем. Но все-таки поработал на команду и сделал что-то полезное.

- Каких результатов вы ждете от себя в конце вашего первого сезона в профессиональном велоспорте?
- Каждый любитель, начинающий профессиональную жизнь, хочет показать команде, что взяли его не зря и что он ее достоин. Если для меня будет в ней какая-то определенная работа, то я обязан выполнять ее хорошо. Однако в уголке моего сознания все-таки живет мысль о том, что вдруг на какой-то гонке, предположительно, в конце сезона, когда я освоюсь в команде, и форма будет отменной, мне представится возможность попробовать взять инициативу на себя и реализоваться самому? Конечно, при условии, если спортивные директора позволят и скажут, что команда будет работать на меня. Рост результатов есть, тенденция прослеживается, так что в следующем 2011-м году, думаю, я должен где-то блеснуть.

- А вдруг не получится?
- Мне почему-то кажется, что на протяжении сезона у меня будет не одна специализация - грегари. Если тренеры подготовят мою физическую форму, но я не выиграю в сезоне, тем не менее, ничего, значит, удовлетворюсь просто ощущением того, что готов выигрывать потенциально. Любой гонщик в конце каждого сезона анализирует свои результаты. И пусть он ни разу не побывал в призовой тройке, но заезжал, к примеру, в первой десятке. Тогда к нему приходит понимание, что стоит еще чуть-чуть в гонке поработать, и желаемый результат непременно будет достигнут.

- Где именно вы рассчитываете себя проявить?
- В бельгийских классиках, на финише которых будут разбираться между собой исключительно спринтеры. Однако не на холмистых трассах, таких, например, как на «Амстел голд рейс», а на равнинных, опыт в которых у меня уже имеется. Я вижу себя там, где есть позиционная борьба и нужно потолкаться, чтобы выехать вперед. В Бельгии - ветер и брусчатка, а, значит, очень напряженная борьба за позицию. В итальянских и французских гонках такой борьбы за позицию не бывает. Но если в следующем году меня «натаскают» на горы, то, думаю, что и в других гонках можно будет неплохо «финишнуть».

- В данный момент вы относите себя к категории «чистых» спринтеров?
- Да. К таким, например, как Кавендиш. И если я захочу быть чистым спринтером и дальше, то должен буду готовить себя к этому амплуа еще более жестко: не высушивать свой организм, чтобы моя мышечная масса оставалась значительной и всегда находилась в тонусе. А если придется чуть изменить специализацию в сторону горного, скажем так, направления, то мой вес должен быть существенно меньшим, чем сейчас. Но мышцы, увы, уже не будут такими мощными. И все-таки мне хочется специализироваться именно в «чистом» спринте. Получится ли сделать что-либо значительное в следующем сезоне? Не знаю. Ходят слухи, будто бы в «Катюше» набирают мини-команду под Дениса Галимзянова. А он тоже «чистый» спринтер. Причем очень сильный.

- Жестокая конкуренция грядет? В России давно не было спринтеров, а теперь - сразу два...
- Денис уже два года прокатался в профессионалах, хорошо себя зарекомендовал, а в этом году существенно прибавил. На «Вуэльте», например, заезжал в десятку. И если бы я захотел вступить с ним в схватку, то спортивные директора сделать это мне просто не позволили. Так что, если я буду ехать гонки с Денисом, то буду работать на него. Не пойду же я против спортивных директоров? Но если, допустим, Денис где-то почувствует себя плохо, мне дадут волю, и кто-то будет работать на меня, то, конечно, отвечу за себя сам. Но мне кажется, что меня пока что еще не знают и в расчет не берут. Но пройдет время, и, думаю, отношение ко мне изменится.

- Вас это заводит, злит, подстегивает?
- Меня это заставляет быть еще более целеустремленным. Да, во мне есть хорошая спортивная злость, хочется показать себя с самой лучшей стороны и доказать всем, что в команде уже не один спринтер. При этом я готов работать и на Дениса, и на других гонщиков. Во всяком случае, в континентальной «Итере-Катюше» никто не скажет, что Порсев не работал на других, а всех «клал» исключительно под себя. Другое дело, когда этап был равнинный, и я хорошо себя чувствовал. Тогда, конечно, вся работа строилась под меня.
- Когда мы разговорились с вами в аэропорту Мельбурна, ваши слова о том, что вы больше не хотите просто участвовать в чемпионатах мира, признаться, зацепили...
- Я действительно больше не хочу быть статистом, и, поработав на кого-то, не доехать до финиша. Не хочу ехать на чемпионат мира, чтобы просто в нем участвовать. Если уж ехать на чемпионат, значит, быть настолько готовым, чтобы приблизиться к лидерам. Я отдаю себе отчет в том, что для того, чтобы стать лидером, сначала необходимо заехать на какой-либо хорошей гонке как минимум в десятку. Только в этом случае я получу право сказать: да, я могу и поставить перед собой очередные, более серьезные цели. Поверьте, ни один из нас, кто вчера вышел из континентальной «Итеры- Катюши», сразу не заявит о своих лидерских амбициях.

- Окружающие говорят о вас, как о человеке, обладающим внутренним достоинством, не позволяющим себе ни при каких обстоятельствах выплескивать отрицательные эмоции. Это врожденное качество или воспитанное родителями?
- Думаю, больше воспитание сказывается. Папа у меня очень строгий. И трудолюбивый. Он - шофер. Сейчас на своей машине работает сам на себя. Зимой работы у отца частенько не бывает, но он не унывает - берет лыжи и идет кататься. Не курит. Мама тоже в свое время была лыжницей, выигрывала областные соревнования. Был момент, родители склоняли меня отойти от спорта и идти учиться. Да, и я сам тогда не знал, как мне лучше поступить: учиться, или все-таки остаться в спорте? Я поступал в ижевский государственный университет на факультет автохозяйство, но для того, чтобы пройти на бесплатное отделение, мне не хватило одного балла. Моя сестра в свое время училась на платном, поэтому, насмотревшись на нее, я сразу сказал, что по такому пути не пойду. Хотя деньги у родителей были, и мама настаивала на том, чтобы я все-таки учился в техническом вузе. Я отказался. И поступил в институт физкультуры в Чайковском. Год проучился, а потом у меня появился хороший тренер, который систематизировал мои тренировки. Но сравнить свою базу с той базой, которую в школе Александра Кузнецова получили Михаил Игнатьев, Владимир Карпец, Николай Трусов, Павел Брутт, я, конечно, не могу. В этом смысле я им завидую.
- Михаил Игнатьев, например, считает, что ему завидовать не стоит...
- А это кому, чего не хватает. Я, например, всегда хотел быть в системе и тренироваться по уму. А кузнецовские ребята, допустим, наоборот, хотели жить вольготно и учиться в каком-либо престижном ВУЗе. Свои плюсы и минусы есть везде. Я немного пожил обычной студенческой жизнью, с тусовками и развлечениями, и понял, что это - не мое. А у ребят, которых я назвал, Александром Анатольевичем была заложена на будущее великолепная база. Мне, например, в каких-то моментах такой базы не хватает. А когда их тренировали, они, видимо, не осознавали, зачем им это нужно. Их взяли маленькими, они не пожили такой жизнью, как я, когда приезжаешь со сбора и надо успеть сделать массу не относящихся к спорту дел. Словом, я хотел и хочу тренироваться, а они, тренировавшиеся у Кузнецова зачастую из-под палки, хотят простой жизнью пожить. Вот поэтому, мне кажется, им сейчас и не хватает в гонках агрессии, что ли...Я не знаю, как они тренируются сейчас, но мне кажется - недостаточно.

- Из вашей плеяды непременно кто-то станет звездой. Вы - другие. Открытые, позитивные. За версту видать: велоспорт - смысл всей вашей жизни и занимаетесь вы им исключительно по любви.
- За всех говорить не в праве, но я действительно занимаюсь любимым делом.

- С кем вы дружите, с кем хотели бы сблизиться в «Катюше»?
- Дружу с Тимофеем Крицким. Он несет позитив, и мне с ним психологически комфортно. Все его действия, несмотря на страшный перелом ноги, случившийся год назад и четыре последовавшие затем операции, носят целенаправленный характер. Он очень трудолюбивый, стремится вернуться на прежний уровень, и я в него верю. Если в себе иногда сомневаюсь, то в нем - никогда. Поговоришь с Тимофеем, и мысли новые возникают. Он умеет взбудоражить сознание. Душа компании, конечно же, Артем Овечкин. Он постоянно всех смешит. С ним весело. Но одновременно он очень талантливый гонщик и здорово в нашем деле соображает. Егор Силин также целеустремленный, но очень серьезный. Легко общаюсь также с Юрием Трофимовым, Эдуардом Воргановым, Александром Плюшкиным. Сложились мои отношения также и с Николаем Трусовым, с которым мы уже проехали не одну гонку. А вот жилье я хочу снимать на пару с Александром Мироновым. Он - реальный боец, таких бойцов еще поискать надо. Холод, грязь, а он по шесть часов тренируется и удивительным образом заряжает меня своей энергией.

- Один из докторов команды сказал по секрету, что ваши данные схожи с теми, какими обладает великий Вячеслав Екимов...
- Ничего себе. А по показателям разного рода обследований вроде бы Миронов был из нас самый здоровый. Но если старшие товарищи считают, что у меня есть данные, чтобы стать велогонщиком типа Екимова, я буду вдвойне стараться их реализовать. Кстати, я рад, что именно в двадцать четыре года попал в профессиональную команду. Не раньше и не позже. Потому что я и физически созрел, и головой уже тоже. Младенчество осталось в прошлом, и теперь я уже точно знаю, чего хочу. Не скрою, что, занимаясь любимым делом, неплохо бы обеспечить свое будущее. Когда-нибудь, правда, еще очень нескоро, я хочу реализовать себя в бизнесе. Мне нравится работать с людьми и что-нибудь организовывать. Причем с мельчайших деталей - до чего-то значительного. Допустим, завод. В этом смысле ориентир для меня Олег Тиньков. В институте он джинсы варил, а сейчас у него крупный банк. Да, мне необходимо еще многому научиться. Впрочем, можно и пять высших образований иметь, но так и не реализоваться в жизни. А можно не знать законов экономики и юриспруденции, но окружить себя умными людей и грамотно ими руководить. Главное, повторяю, организовать процесс. И к этому задатки у меня, считаю, есть.

- Девчонки вас должны просто обожать.
- У меня не было такой проблемы, чтобы я скучал в одиночестве. В Москве меня вот уже два с половиной года ждет девушка Тамара. Она будущий экономист, работает в аэропорту «Внуково». После знакомства со мной она изменилась. Стала заниматься фитнесом, плавать в бассейне, словом, вести здоровый образ жизни. И, как я, Тома - очень целеустремленный человек. Мне хочется, чтобы близкие люди мной гордились. А главное, родители. Я видел и вижу, как трудятся они, и буду стремиться к тому, чтобы им воздать.

                                                    porsev_400x600

 

  

ВАЛЕРИЯ МИРОНОВА - корреспондент «Коммерсанта» специально для журнала Provelo

 
Поделиться:

Комментарии: